Стихи и рассказы

Маленькие наблюдения за большой жизнью

Маленькие наблюдения за большой жизнью.

 

В жизни каждого человека наступает момент, когда ему приходится выбирать между утомительным прошлым, ставшим жутким настоящим и совершенно неизвестным будущим, но все же с некоторой надеждой на лучшее.

Вот и для меня настал этот момент. Конечно, сохранить брак, это настоящее искусство, и только начав новую жизнь, ты можешь по-новому оценить себя и того, кто был с тобой рядом. Но для этого надо решиться окончательно и бесповоротно, несмотря на советы подруг и друзей. Жизнь принадлежит только тебе, только ты в ответе за нее, за свое будущее, за будущее своих детей. Несколько лет уговоров себя, что ради детей стоит терпеть, прошли, и я стала свободной. Свободной от угрызений совести, от постоянных сомнений, что это не права я, и во всем виновата тоже только я, от жутких мыслей, что же я буду делать одна, как после тридцати начну новую жизнь. Но сейчас это все в прошлом, и, оглядываясь назад, скажу, что этот путь каждый должен проходить сам, сам находить свои пути и тропинки, но при этом обязательно веря в себя, в свою новую жизнь.

Немало разочарований ждет тех, кто уверен, что он был лучше, умнее, мудрее тех, кто ждет, что счастье свалится на него без особых усилий и труда, что кто-то, а не он сам по капельке будет строить свою новую жизнь, которая превратится сначала в маленький ручеек, и только потом в полноводную реку. Кто будет плыть по этой реке рядом с вами – выбирать вам, главное, не пускайте туда того, кого не хотите, того, кто вызывает раздражение или скуку. Пусть в вашей счастливой реке будут ваши близкие и любящие, и любимые. А остальное все приложится само, так быстро и незаметно, что вы будете светиться от счастья и днем, и ночью, освещать своей радостью путь других, и они, глядя на вас, начнут верить в собственные силы.

Моя история мало отличается от других, да и знать ее всем, пожалуй, и не стоит. Каждый сам почувствует, когда начнется его история, его новая жизнь. Вы будете удивляться каждому новому дню, каждой новой минуте, не веря, что именно вы, герой всех этих событий, что это вы счастливы, и делаете счастливым другого.

Я постараюсь рассказать лишь о чем-то совершенно необычном – о нашем путешествии в Панаму.

Все началось еще в конце августа, мимолетом нас пригласили в Панаму, как обычно приглашают близких знакомых заехать на дачу на шашлыки. Конечно, согласились мы, прекрасно понимая, что оказаться на другом конце земли, можно только от большой охоты или по долгу службы. Будем ждать, ответили нам, даже не усомнившись в том, что скоро состоится наша встреча.

За летом быстро пролетела осень, за ней зима, уже наступила календарная весна, хотя погода была все еще зимней. Жизнь шла своим чередом. Оба погруженные в заботы о детях, а у нас их четверо на двоих, мы трудились, встречаясь вечерами на кухне, и подолгу рассказывали друг другу о себе, о своей прошлой жизни, о текущих делах. Вместе решали, как проведем выходные, планировали ближайший месяц с точки зрения глобальных покупок, в общем, вели спокойную и счастливую жизнь, хотя с точки зрения многих, она казалась бы довольно скучной. Но нам, не скучавшим в прежних браках, хотелось полностью насладиться тем, что мы нашли полное понимание и дополнение друг друга.

Однажды в конце марта раздался телефонный звонок, который и привел нас на другой конец земли. Не буду подробно описывать все процессы покупки билетов, беготни по разным кассам, быстрые сборы, остановлюсь на том, что плохо укладывается в представления советского человека, родившегося до перестройки.

Вечерний поезд набирал ход, сумка лежала под полкой, можно было быть уже уверенным, что наше путешествие началось, и завтра, может быть именно завтра, самолет понесет нас в неведомую даль, в страну, которую все могут найти на карте, которую иногда показывают по телевизору, но мы — то сможем увидеть все это сами.

Москва встретила нас моросящим дождем, но, привыкшие к питерской погоде, мы будто и не замечали его. Нам предстояло получить визы, навестить родственников и в полет.

Обязательно хотела бы рассказать о посещении посольства. Если бы кто-нибудь мне когда-нибудь рассказал, что, имея точный адрес, можно полчаса колесить по улицам, я бы не поверила, но ровно столько мы потратили, чтобы с помощью провожатых приблизиться к глухому забору, за которым уже совершенно другая жизнь, которая захватит тебя, усадит в самолет и унесет так далеко, что это не поддается обычным представлениям. Посол оказался человеком очень приветливым, много говорил по-испански, но наличие разговорника нам бы все равно не помогло, только догадываясь по улыбке, мы предполагали, что говорит он что-то хорошее и доброе. Надеемся, что именно так оно и было.

Теперь мы уже были счастливыми обладателями панамских виз, справок о том, что мы не посещали Китай, Канаду и прочие страны, охваченные атипичной пневмонией.

Еще некоторое время в Москве, томительное ожидание посадки в Шереметьево, и … Началось наше путешествие в совершенно неизвестные нам места, где не был ни один из наших знакомых. Оставалась надежда, что то, что мы видели в далеком детстве в передаче «Клуб путешественников» окажется удивительно приятным и интересным.

Удобно устроившись, разглядывая московские огни, мы размечтались. Впервые мы остались совсем одни, свободные от бесконечных телефонных звонков, решения будничных проблем, «отдохнуть и выспаться», так думал каждый, засыпая под тихий рокот моторов.

Перед нами сидят два кубинца, которые перевозят запчасти для вазовских автомобилей, зачем, мы поняли, посещая остров Свободы. Они не спят почти все тринадцать часов, вслушиваясь в их речь, пытаешься что-то понять, пролистывая разговорник, но сила сна закрывает глаза. Время летит незаметно, пара детективов и мы уже в Гаване. Здесь нам предстоит провести почти восемь часов, но что ж поделать – такова участь всех транзитных пассажиров.

Выполнив некоторые формальности с багажом и паспортами, мы предоставлены сами себе. Аэропорт в Гаване очень красивый, сочетание стекла и металлических конструкций, огромный стеклянный купол в центре делают его таким воздушным, что, кажется, приближающиеся самолеты непременно разрушат его. Но это только видимая хрупкость. Самолеты прибывают каждый десять минут, служащие работают очень быстро, без малейшего промедления, только по форме стюардесс можно догадаться о принадлежности данного борта. Усидеть долго на одном месте я не могу, видимо склонность к путешествию или природное женское любопытство взяли верх, читать уже не хочется, и я отправилась осматривать местные достопримечательности.

Здание аэропорта большое и очень удобное, и детская площадка, и чистота, все это бросается в глаза. Магазины и DUTE FREE, вот куда может деть себя транзитный пассажир на время ожидания, или в кафе.

Магазинчики очень маленькие, скорее похожи на маленькие лавочки, аккуратно одетые кубинки очень приветливы, но не пытаются быть навязчивыми, дают возможность самой рассмотреть все безделушки. На одной из полок соломенные шляпки, может быть даже из итальянской соломки, кто не мечтал о такой. Красивая синяя лента становится решающим фактом, я готова ее уже купить, тем более, что нас предупреждали о палящем солнце. Пара минут и я дама в шляпке, в ней так и продолжаю путешествовать.

Времени до нового полета остается все меньше. Уже объявлен наш рейс, неужели этот Боинг для нас. Летим авиакомпанией «Копа», очень удобно, вкусно и быстро. Так можно охарактеризовать эти несколько часов, когда глаза все время следят за монитором, на котором в прямом эфире видны все маневры нашего самолета, все острова и моря над которыми мы пролетаем. Наконец-то мы попадаем в облачность и начинаем снижаться, вот виден Панамский залив, суда, стоящие на рейде, море, покрытое какими-то полосами, не сразу догадываешься, что это прилив. Самолет медленно садится и подъезжает к аэропорту. Буквально схватив наши вещи, пытаемся быстрее оказаться на земле, но не тут — то было. Панамцы – люди редко спешащие, поэтому они еле-еле открывают багажные полки, еще более медленно вынимают свои вещи, постоянно что-то обсуждая с соседями, их мало интересует чья-то торопливость или спешка, им- то некуда спешить – они уже дома. Несколько десятков минут ожидания, и мы уже идем по длинной трубе, вот он первый выход в космос: совершенно непонятные запахи, лица, обстановка. Главное пытаться найти знакомые глаза, это важный ориентир, и он не подводит. В толпе нас уже встречает Саша. Объятия, поцелуи, формальности, проверка багажа, первые комментарии и происходит то, о чем предупреждали в дождливой Москве, вот первый вдох, и где-то далеко пропавший выдох. Действительно, сначала кажется, что попал в доменную печь, и выход в ближайшее время не предусмотрен, но жить-то хочется, и организм уговариваешь принять новую обстановку на пару недель.

Хорошо, что машина рядом, а в ней всегда работает кондиционер, это хоть как-то напоминает о далекой родине. С переднего сиденья можно увидеть, конечно, больше, но темнеет так быстро, что за темными стеклами только тысячи огней, из темноты то здесь, то там, как из под земли вырастают небоскребы. Такое ощущение, что они, просто как грибы после дождя, везде. Это деловая часть города Панамы, кстати, для тех, кто не знает, то республика правильно называется Панама́, с ударением на последний слог, а не так как мы с вами привыкли. Приходится долго репетировать, прежде чем язык и голова окончательно понимают, что мы уже в Панаме́, ударение опять-таки на последний слог.

Саша старается, чтобы мы сразу окунулись в эту атмосферу, осознали, что едем по набережной Бальбоа, будем жить в PACIFIC HILLS. В этой стране каждый едет на машине как хочет, и еще много нового мы увидим в ближайшее время. Всего полчаса пути, и мы уже ставим машину на встроенной парковке, очень удобно, когда архитекторы думают о людях заранее, и на каждую квартиру предусмотрено два парковочных места. Лифт поднимает нас на пятнадцатый этаж, и мы прибываем на место. Здесь мы будем отдыхать, вернее, только спать, но это выяснится несколько позже. После такой дороги сразу не замечаешь разницы в девять часов между временем Московским и местным. Не сразу веришь, что только сутки назад ты ходил в куртке, а здесь готов снять все и сразу.

Окна в квартире, как на веранде, от этого вида с высоты сотни метров просто захватывает дух; огней столько, что кажется какой-то специальный праздник, где-то рядом слышно пение птиц, утром мы увидим, что джунгли очень близко, еще больше шума от машин, этот гул не стихает ни днем, ни ночью, об этом мы тоже узнаем чуть позже, а пока мы наслаждаемся жареной акулой, чилийским вином, приятной беседой и с большим трудом собираем мысли. Кажется, что же еще сегодня может переполнить чашу наших впечатлений, нет, еще есть запас для удивления, с кухни прекрасно видны огромные бассейны, в них можно спокойно окунуться, главное сделать несколько шагов, выйдя из лифта. Чувствуешь себя на каком-то празднике жизни, кажется, так бы и остался здесь, что еще надо – тепло, солнце, вода, фрукты, работу при желании всегда найдешь, семью тоже можно привезти, сейчас уже не те времена. Сколько мыслей роится в голове, пока ты окунаешься, пока поднимаешься в лифте, пока ложишься в постель, пока то ли сон, то ли сказка окончательно не убаюкивают тебя. Но природу-мать не обманешь, и глаза открываются именно тогда, когда в Питере уже восемь, и пора будить детей в школу. Приходится себя уговаривать уснуть, ведь завтра впереди насыщенная программа. Пару часов спишь, и опять никакого сна, завидую Вадиму, ему спать ничто не мешает.

Рассвет наступает так быстро, затянутый пеленой город вдруг весь освещается, как бы одним лучом, и все становится совершенно новым и незнакомым, совсем не таким, как было вчера в полной темноте. Быстрый завтрак и быстрые сборы, маршрут держится в строжайшей тайне, это чтобы дух не сразу весь захватывало. Но по количеству провизии можно догадаться, что пикник ожидается долгим и не близким.Через несколько минут машина несет нас по шоссе вдоль тропиков.

Конечно, многие были в Ботаническом саду, где есть специальный павильон тропиков. Там можно во всех подробностях разглядеть лианы, несколько видов пальм и решить, что с этой областью знаний все понятно. На самом деле после посещения павильона и просмотра пары фильмов со схожими пейзажами ты совсем не представляешь, что можешь увидеть из окна машины, когда почти 100 километров ты едешь по настоящим панамским тропикам.

Спрашивать обо всем, что видишь, и что непонятно или интересно, невозможно, приходится хоть как-то фильтровать информацию, ведь еще будет путь обратно. Пытаешься буквально съесть глазами все, что ты видишь, другие города, другие люди, даже реклама на дорогах совсем другая. Вот вдоль дороги кокосовые пальмы, вот бананы, вот манго, перечислять дальше просто невозможно. При этом сейчас в Панаме сухой сезон, дожди начнутся совсем скоро, и нам удастся застать несколько настоящих тропических ливней. Травы почти никакой нет, выжженная почва, иногда, кажется, она просто должна выпадать на дорогу. Деревья имеет огромные переплетенные корни, они как натруженные вены выступают на землю. Через несколько недель их совсем не будет видно, все скроет трава, вся природа уже готова принять спасительную влагу, напоить всю себя. Попадаются огромные цветущие деревья, жаль, что не все можно сфотографировать. Воздух без кондиционера кажется очень горячим, попытки открыть окна больше не делаем. Вот и секреты почти все раскрыты, когда мы подъезжаем к маленькой пристани в небольшом поселении. Оказывается, нас уже ждут, лодка готова, провиант погружен, и мы отправляемся на остров Мамей, не знаю, что это обозначает по-испански, но звучит как-то очень загадочно и романтично.

Солнце припекает так, что не знаешь куда деться, но приходится терпеть, как же вернуться без загара, не поверят же, что загорать здесь нельзя, очень вредно для здоровья, особенно белокожих.

Оказывается, этот остров частный, мы сможем пробыть там несколько часов, шутка насчет необитаемости, оказывается тоже удачной. Так и становишься некоторым соучастником проектов типа «Последний герой». Вода вокруг насколько хватает взгляда, небольшие острова, утопающие в зелени, то же уже кем-то куплены, везет же людям. На острове нам натягивают тент, мы быстро намазываемся модными кремами от загара, наивно предполагая, что это непременно улучшит цвет загара, мы еще не знаем, что будет через несколько часов.

Вода настолько чистая, что даже непонятна глубина, песок очень мелкий и почти белый, а пальмы с кокосами вдоль прибрежной полосы напоминают картинки из  каких-то музыкальные клипов Вот он рай, время течет совсем незаметно, кажется, что оно вообще перестало существовать, солнце предательски палит, ни одного облачка, через час купание уже не помогает, хочется снега или маленького дождика.

Волны, набегающие справа и слева, разбивающиеся о коралловые рифы, уносят эти мысли прочь своим тихим шумом, обволакивая и успокаивая. Но русскому человеку трудно усидеть на месте. Мы отправляемся осмотреть остров. Он кажется таким диким, что готов услышать рев какого-нибудь зверя, хотя бы вопли мартышек, попугаев, но только шум волн, бьющихся об огромные скалы. Вторая половина острова не выглядит такой уютной, приходится карабкаться по черным скалам, усыпанным крабовыми панцирями и клешнями. Волна с такой неистовой силой набегает, что пара кадров кажется из серии экстрима, еще бы чуть-чуть и … Но все заканчивается благополучно. Теперь только обрызганная одежда на фотках напоминает о силе стихии.

Вот и новая затея – научить меня, панически боявшуюся воды, плавать с маской, чтобы увидеть кораллы. Как же приехать и не увидеть. Я почти поддалась, даже терпеливо тренировалась на мелководье, мне удалось даже увидеть несколько рыб, но мысль о том, что кораллы еще и жгутся, окончательно остановила обучение. Лучше я по телевизору, так безопаснее. Вадим и Саша по новой отправляются наблюдать за первозданной природой, а мы на берегу под пальмами наблюдаем за ними. Еще час, и местный климат становится слишком утомительным, мысли о рае проходят сами по себе и уже не возвращаются.

Лодка приходит вовремя, что по местным обычаям просто неслыханная роскошь. Они ведь никуда не торопятся, значит и остальным торопиться незачем.

Теперь можно рассказать и о нашем лодочнике. Он очень загорелый, если, конечно это загар. Видимо море, это, кстати, Карибское море, все, что есть в его жизни, море его кормит, как кормило его предков и как, видимо, будет кормить и его детей. Здесь блага цивилизации особо не нужны, здесь все во власти стихии. Люди давно перестали с этим спорить и живут умиротворенно, годами не выбираясь никуда из своей деревушки. Может быть, их детям захочется увидеть другой мир, вдохнуть чужого воздуха, заразиться страстью к путешествиям.

Прическа у него очень необычная для европейцев, это множество косичек, столь туго затянутых, что сразу вспоминаешь пионерское детство с бесконечным количеством бантов, сила завязывания которых, была пропорциональна длине улыбки, растягивающейся на лице юной пионерки, так родители пытались сделать наше детство еще более счастливым. Не знаю, сколько времени тратится на такую прическу, надеюсь, что только редкое ее осуществление стоит тех трудов, которые на нее тратятся. Меня бы на такую прическу не хватило, да и мамы тоже. Мои косы ей надоели уже к 10 годам, и я нещадно была подстрижена под горшок, с ним и прошли все мои школьные годы, менялась чуть длина, но фасон оставался прежним. Пробор, длинная челка под невидимкой спасали во времена гонения на сережки, мне удалось проходить в них и в девятом, и в десятом классе незамеченной даже придирчивым взглядом директора. Впрочем сейчас, когда иную мамашку третьеклассника с большим трудом можно отличить от юной дивы восьмого класса, с трудом можно понять, что когда-то существовала школьная форма и строгие правила в одежде и учащихся, и учителей. Малейшее отклонение от нормы приводило к появлению родителей в школе с вырыванием серег прямо из ушей на глазах у всей пионерской общественности.Сейчас редкий молодой джентльмен будет встречен без изрядного количества серег в каждом ухе, но что поделать, свобода и ее последствия затягивают…

Дорога до машины была уже кажется совсем знакомой, волны Карибского моря плавно качали наше хрупкое суденышко, где-то метрах в трехстах проплыла пирога с местным жителем, совершенно черным. Издали он напоминал пластилинового человечка, посаженного хулиганистым мальчишкой в маленькую деревянную лодочку. Казалось, что никакая стихия ему не страшна, так уверен он был в своих движениях.

Измученные солнцем, добравшись до кондиционера, мы с радостью ощутили все достижения цивилизации на себе.

Усевшись поудобнее на заднем сидении, мы почувствовали небольшое жжение на некоторых частях тела, но пока еще ничего страшного не заподозрили. После очередного поворота показался форт PORTABELLO, очень старинный и красивый городок. Мы осмотрели остатки крепости, которую когда-то штурмовал сам Френсис Дрейк, при упоминании этого имени на лицах местных жителей до сих пор пробегает легкий испуг, как  будто он вновь может явиться и устроить те же бесчинства и насилие, что и много веков назад.

Забравшись на верхнюю площадку, представляешь, как в бухте стремительно появляются корабли, пушки крепости пытаются их разбить, но силы явно не равны. Раненых солдат сменяют женщины, они подносят ядра, но город все равно повержен, разрушен, мужчины уничтожены, с женщинами обходятся еще более жестоко, подвергая их пыткам и насилию. Но времена меняются, история забывается, только разбросанные пушки напоминают о былом величии данного форта.

История историей, это конечно очень интересно, но и желудок напоминает о своем существовании. Впервые мы идем в местное кафе. Оно совершенно пусто, никаких посетителей —  только мы. Кафе стоит на берегу небольшого заливчика, под навесом мы ощущаем хоть небольшое облегчение,  легкий бриз дарит хоть некоторые мгновения прохлады.

Разбираться в испанском меню нам не приходится, главное выбрать напитки. Хочется съесть не меньше килограмма льда, а что потом… Приходится наслаждаться обычными несколькими кусочками, их здесь кладут во все напитки, за исключением кофе.Мы терпеливо ожидаем блюда из корвины. Не знаю, на что похожа эта рыба в свежем виде, а в жареном чем-то напоминает судака. Пока мы едим, Катюшка, о которой я обязательно упомяну чуть позже, собирает кокосовые орехи. Такое впечатление, что они растут вообще прямо на скалах, она их тащит и тащит. Скоро рядом со столом образуется целая гора, никакие доводы не останавливают ее порыв. Перерыв на глоток лимонада и вновь за работу. Хорошо, что в машину мы все это потом не понесем, а то обязательно заполнили бы весь багажник.Испанская кухня кажется очень приятной, официант еще более любезным.

Все кафе в Панаме украшены как-то по-особенному. В этом на стенах – дары моря, впервые я увидела челюсти акулы. У нее действительно несколько рядов зубов, которые, как воротники загибаются друг за другом. Еще не выпали старые, а новые уже наготове, только и ждут какую-нибудь дичь.

Еле добравшись до кровати, мы буквально падаем, хватает сил только намазаться чудодейственными мазями от ожогов, которые мы уже успели получить. Вадим был вынужден спать на животе, сгорела спина, а я почему-то сожгла левую руку, наверное, она больше торчала из-под пальм. Бережно намазав друг друга жидкостью, похожей на кетчуп, мы сразу провалились.

Через несколько часов я проснулась от резкой боли в руке, казалось, у меня внутри горят кости, вот оно какое тропическое солнце.

Следующий день начинается опять с серьезных сборов, но теперь главное гардероб. Наш, оказывается, совершенно не годится, не чем прикрыть сгоревшие руку, шею, уши, ноги. Экипировка не совсем летняя: джинсы, длинный рукав, поднятые воротники, шейные платки, обильные порции крема. Может быть хоть сегодня солнце будет более милосердным. Сегодня наша программа состоит из десяти, а может и более пунктов, хорошо, что на память я не жалуюсь, но посетили мы в этот день очень много. Впрочем, обо всем по порядку.

Наша поездка начинается уже почти привычного высокоскоростного отъезда с парковки. Удается уже более внимательно осмотреться. Панама-сити скорее город контрастов, впрочем, как и все крупные города. Зеркальные фасады и разваливающиеся лачуги, современные небоскребы и деревянные подвалы, витрины дорогих магазинов и стихийный рынок, где все продается по доллару. На центральных улицах все сверкает и блестит, уборка начинается ранним утром, но, отъехав на пару улиц вглубь, можно увидеть разное. В некоторых развалинах еще совсем недавно жили люди, где-то остатки картонных коробок, старой утвари, за спиной этого бедняцкого квартала огромный комплекс американского посольства, и такое соседство вполне нормально.

По дороге заезжаем на рыбный рынок. Все, что плавает, здесь можно купить. Товар весь свежий, все, что не будет продано, доедят огромные нахальные пеликаны и чайки, они здесь, как наши голуби и вороны. Огромные кальмары, акулы, мидии, устрицы, все это окажется чуть позже в руках опытных домохозяек или профессиональных поваров.

Быть на рыбном рынке и не побывать на фруктовом. Здесь можно передвигаться только на машине, достаточно показать продавцу, что ты хочешь купить, и в твой багажник попадет желаемое яство. Огромные горы бананов, ананасов напоминают колхозные будни в институте, когда всем миром помогали сельскому хозяйству. Местные продавцы в основном невысокого роста и, извините, дурно пахнут, еле устояла рядом, чтобы сфотографироваться. Но иногда приходится чем-то жертвовать для редких кадров. Купив небольшую связку бананов, мы продолжаем наше путешествие, наш путь в испанскую часть города, где еще сохранились колониальные постройки.

Проехав по узким улочкам, оказались у памятника строителям панамского канала. Это грандиозное сооружение, как и сам канал. С ним очень многое связано и в истории Панамы, и в ее сегодняшнем дне. На огромных плитах выписана вся история, все страдания и подвиги, гениальные инженерные решения и появление вакцины от малярии. Удивительно, но около памятника довольно многолюдно, несмотря на жару и выходной день. По мраморной лестнице поднимаемся на набережную. Здесь можно увидеть и небоскребы, и старинные замки, и огромный отлив. Красивая аллея, называется аллеей Поцелуев, звучит очень романтично, да и обстановка, действительно располагает к горячим объятьям. Сейчас влюбленных почти нет, наверное, они еще спят, только художники и ремесленники предлагают свои изделия любопытным туристам. Романтические мысли прерывает все тоже солнце, которое прожигает даже длинный рукав, быстрее к кондиционеру.

Опять покрутившись по узеньким мощеным улочкам, выезжаем на другую набережную. Огромный белоснежный дворец кажется чем-то необыкновенным, рядом пост полиции. Несколько испанских фраз, и мы можем пройти. Вы не поверите, но мы подошли к Президентскому дворцу, который еще называют дворцом Цапель. Действительно, за решеткой белые и серые цапли, они смело расхаживают, показывая свою изящную походку, изгиб шеи. Охранник, вооруженный автоматом, очень приветливо улыбается нам, потом протягивает рекламный буклет, где написана небольшая история этого дворца. Один из помощников приносит для птиц воду, они с курлыканьем подлетают к миске, отпихивая друг фуга, вот похоже и птицам жарко.

Сейчас президент Панамы – женщина, через пару недель будут выборы, сейчас весь город погружен в предвыборную борьбу партий и кандидатов, с этим мы еще столкнемся, буквально через несколько часов.

Обсудив возможности местной демократии, отравляемся дальше.

Испанская часть города, как и все остальные, полна контрастов. На одной площади можно увидеть отреставрированный католический храм и остатки стены недавно обрушенного здания. Все ото удобно рассматривать, сидя в ротонде или на скамейке в тени деревьев.

Мои незнания ботаники ограничиваются программой средней школы, так что отличаю бананы от кокосов, а какие деревья и кусты мы видели, не знаю. Я пыталась сравнить их с нашей местной растительностью. Огромное дерево размером с дуб похоже на нашу сирень. Кусты с яркими красными и зелеными листьями выше меня, a y нас продаются, как тропическая экзотика, в горшках, но размер их редко превышает 40 сантиметров.

План на сегодня еще не выполнен, а солнце уже высоко. Выбравшись из центра, вынуждены выехать на кольцевую, все улицы забиты манифестантами, так у них проходит предвыборная компания.

Мы подъезжаем к небольшой лодочной станции, около которой очень много машин, оказывается, сегодня проходит день рыбака, и наш план приходится менять на ходу. К сожалению, мы только посмотрим со стороны на Панамский канал, но не сможем пройти по нему. Но и это достойно всяческого восхищения.

С первых дней у меня складывалось впечатление, что туризм не та часть дохода, которая так необходима Панаме. Но оказывается и здесь уже начинает просыпаться вкус к чужим деньгам и возможность заработать на пребывании иностранного туриста. Совсем недавно был сделан музей Панамского канала, очень современный, удобный, где все можно потрогать, почувствовать себя капитаном судна, проходящего через шлюзы, для этого создан специальный тренажер. Иллюзия этого действа полная, даже некоторая качка на капитанском мостике. Музей оборудован по последнему слову техники, а главное, там можно укрыться от палящего солнца. Поднимаясь с этажа на этаж, мы узнали все сложности строительства, рассмотрели устройство шлюзов и оказались на огромной смотровой площадке. Жаль только она находится под палящим солнцем, постояв пару минут, хочется найти хоть немного тени, но ее нет.

Огромный японский автовоз приближается к первым воротам шлюза, он еще довольно далеко, но его размеры кажутся впечатляющими, он перевозит несколько тысяч автомобилей. Перед ним две крохотные яхты тоже дожидаются своей очереди прохода через канал. Они действительно кажутся игрушечными рядом с огромным океанским судном. Суда движутся по каналу с помощью специальных локомотивов. Они передвигаются по специальным рельсам по обе стороны, с помощью канатов продвигая судно по каналу. Чем больше судно, тем больше локомотивов. Рекорд – одновременно двенадцать локомотивов тянули огромное судно, кажется, какой-то пассажирский гигант. Прохождение судна сопровождается диктором, который на испанском и английском сообщает все точные характеристика судна. Кажется, что до краев остается меньше метра, но судно упрямо и медленно движется ко вторым воротам. Эти ворота мы рассмотрим немного позже, они стоят уже более ста лет, исправно работают круглые сутки. Наконец начинают спускать воду, и огромное судно и маленькие яхты спускаются вниз почти на пятнадцать метров. Вода в канале, оказывается, пресная, собирается из горных рек, сбрасывают ее в океан без малейшего сожаления. Теперь уровни воды одинаковые и суда могут продолжать свой путь дальше, яхты плывут сами, а гиганта все также ведут локомотивы, как маленького ребенка. Очень интересно, но очень жарко. Это понимают все, и наш путь продолжается.

На улице стоит огромный американский грузовик, настоящий, как в фильмах. Оставить память необходимо, поэтому забираемся прямо на подножку кабины, чтобы сфотографироваться.

В машине температура за 30, хорошо, что кондиционер может довольно быстро исправить положение. Опытные водители накрывают даже всю панель приборов, иначе потом и за руль держаться сложно, все-таки тропики.

Дальше наш путь лежит к храмам. Еще утром мы побывали в католическом, впервые я увидела женщину-негритянку, которая вела службу, все люди очень приветливы, никто не обращает на нас никакого внимания, мы спокойно рассматриваем убранство и уходим.

Забравшись на очень высокий холм, фактически по горной тропе, оказываемся у храма всех религий. Очень необычное с архитектурной точки зрения сооружение. Огромный белый купол напоминает по форме яйцо. Внутри стоят скамейки и горшки с цветами. Здесь всегда гуляет ветер, стен нет, ажурные решетки между небольшими колоннами удерживают купол. Здесь могут собираться представители разных религий и верований, каждый найдет возможность быть ближе к своему богу, ведь этот храм расположен в самой высокой точке столицы. Говорят, что здесь водятся колибри, но увидеть их не удалось. Какие-то маленькие пичужки вились у колючих кустов, но это уж точно не были колибри.

Немного развеяв жару, движемся дальше. По дороге я по-прежнему задаю миллион вопросов, Саша вежливо отвечает на все, надеюсь, я его не очень этим утомила. Опять застреваем в пробке из-за манифестации по поводу выборов, чтобы там надолго не задерживаться, по узенькой улочке пробираемся опять куда-то вверх. Теперь наверху нас ждет индуистский храм.

Интересно, как много здесь сочетается необычного, но ничто другому не мешает. Вот и мы, сняв предварительно обувь, с интересом рассматриваем индийских богов. Здесь очень тихо и очень прохладно, шума города совсем нет. Везде очень красивая мозаика, цветочные узоры сразу напоминают старые индийские фильмы. Они были такими сказочными и такими яркими, что их наивность не вызывала удивления тогда, скорее появилась позже, когда уже закончилось сказочное детство.

Еще каких-то двадцать минут и мы снова дома. Ура! Можно принять душ! Можно спрятаться от солнца! Ура! Но, оказывается, отдохнуть можно недолго, собираемся в китайский ресторан, рекомендуется запастись теплыми накидками, уже представляешь, что придется есть или змей или тараканов, главное, чтобы никто не сказал, что будем есть, а там может и обойдется. Другие же едят это каждый день, и ничего.

В ресторане на удивление совсем не холодно, можно не укутываться. Тихая китайская музыка обволакивает и уносит в Поднебесную… Наш заказ приносят и устанавливают на специальный столик. Интересно, а палочки будут? Нет, а зря, хоть бы раз помучиться, надо же когда-то начинать. Оказывается, у них едят не только экзотику, но и готовят куриный суп, он конечно с капустой и приправами, но очень вкусно. К каждому блюду желательно употребить зеленый чай, наверное, он придает особый вкус всему остальному, на вкус оказался вполне подходящим, ну а цвет, такой же как  у куриного бульона.

Окончательно объевшись, едем в МИ ПАБЛИТО, так называется восстановленная испанская деревня, а с ней по соседству и настоящая индейская деревня, в которой живут и работают настоящие индейцы и нёке (это такие смешные зверьки из семейства заячьих, но без длинных ушей; в нашем зоопарке они называются агути). Время уже много и удается посмотреть только сквозь окна на старую мебель, столы стулья. Здесь же у индейцев небольшой базарчик, продают свои национальные поделки. Так что моя шляпка теперь скучает в шкафу рядом с футболкой с настоящей индейской лоскутной вышивкой.

Кажется, день сегодня никогда уже не кончится, но свежий ветер придает сил, и мы можем посмотреть на АМАДОР. Пока мы едем по песчаной косе темнеет, но тут же зажигается море огней, только здесь местные жители могут всласть насладиться свежим ветром, некоторой прохладой, покататься на роликах, велосипедах, в общем, отдохнуть от жары и еще чего-нибудь. Вот и мы совершенно измученные, но довольные отправляемся в бассейн и спать. Надежд, что завтра вдруг погода испортится, нет, придется опять жить в жаре, кошмар.

Утро встречает радостным известием, можно с утра немного отдохнуть, путешествия запланированы только на вторую половину дня. Позавтракав лепешками, отправляемся на экскурсию по ПАСИФИК ХИЛЛС, оказывается бассейнов три, есть тренажерный зал, сауна (видно им не всегда хватает жары), свое уютное кафе (каждый житель может раз в год бесплатно арендовать его для проведения каких-либо праздников), площадка для детей, теннисный корт, столы для бильярда и тенниса. Немного покупались, позагорали, лежа в тени, надоело. Оказывается, этого мы еще не знали друг о друге, оба любим играть в настольный теннис. Конечно, я не могу сравниться по форме, но все же пара партий доставляет удовольствие. Хотелось бы пожрать еще, но уже срочно хочется покупаться, окунулись и можно продолжить, так несколько раз. В свободное время не знаешь чем заняться, вот она человеческая натура: дел много – плохо, а нет дел – того хуже.

После обеда отправляемся к Тихому океану, вот он конечно рядом, и ехать никуда не надо, но нас ожидает ПЕНОНОМЕ, а до него 120 километров. По дороге начинается ливень, настоящий тропический, но хорошо, что быстро заканчивается. В городке ПЕНОНОМЕ такие же чистые улочки, маленькие площади украшены цветами, к сожалению, некоторые из них медоносы, надо остерегаться пчел.

Скоро перед нами предстал величественный каньон, может он и не очень большой по сравнению с другими, но дает возможность рассмотреть, на что способна вода, как режет камни, чтобы проложить себе путь. Из-за сухого сезона воды в нем не так много, но и ее достаточно, чтобы оценить все возможности. Вода падает с такой силой, что поднимает пену в воздух, кажется, что кто-то постоянно выдувает миллионы мыльных пузырей. Ходить надо очень осторожно, все-таки камни, да и природа вокруг явно еще дикая, вполне возможно, что когда-то здесь жили какие-нибудь индейские племена.

Проехав еще немного, сворачиваем в САНТА-КЛАРУ, судя по дороге, здесь тоже прошел хороший ливень, распугал всех туристов. Ну и хорошо, народу будет меньше. Действительно на пляже никого, да и песок весь мокрый — не полежишь, солнце где-то в дымке, да и время к закату, теперь можно не беспокоиться о загаре. Океан повсюду, насколько хватает взгляда, кругом. Вот он Тихий. Сейчас он действительно тихий. Волна набегает на берег не спеша, как будто играет. Догони или поймай.

И всегда находятся любители поймать. Особенно, если этим любителям, именно сегодня нельзя плавать. Вот и подошло время рассказать о нашем маленьком любителе — Катюшке.

Если из четырех лет вы три провели в Панаме, изредка навещая дачу в Рощино, конечно, вас с полным правом можно называть панамкой, от чего появляются привычки носить не только яркие панамки, но и шляпки, и вообще красоваться в разных нарядах перед зеркалом. Не важно из чего наряд, даже если он из обычного пакета, главное, это увидеть себя в восхищенных взглядах других,  вот она настоящая женщина, ведь это состояние совсем не зависит от возраста. Катя очень много знает по-испански, свободно владеет языком, охотно смотрит мультики на испанском, что-то напевая себе под нос. Но обладает удивительным чутьем, когда пора перейти на русский, чтобы тебя могли понять.

Поразило меня и Катино умение плавать. Быть столько в воде или под водой не приводилось за всю мою жизнь, вот они местные условия. Так что Катюшка, зачастую была нашим гидом в «джунглях Панамы». Возвращаемся уже в полной темноте, Катюшка тихо посапывает на плече Вадима, а я пытаюсь среди бесчисленного множества огней сориентироваться, сколько же еще нам ехать. Вот закончился еще один день, а кажется, мы здесь уже целую вечность.

Катюшка всю ночь кашляет, поэтому наутро отправляемся в путешествие только втроем. Сегодня планируется еще одна попытка показать мне кораллы, надеюсь, что насильно это делать меня не заставят.

Впервые небо затянуто серыми облаками, неужели будет дождь целый день, конечно дышать несколько легче, но выскакивать из машины под дождем — ощущение не очень.

Сегодня мы едем в форт Сан-Лоренсо, он тоже довольно таки далеко от столицы, но Сашина машина быстро доставляет нас до намеченного места. По дороге смогли сфотографировать ворота Панамского канала, не верится, что они исправно работают более ста лет, выглядят как новенькие.

Этот форт находится на территории бывшей американской военной базы, поэтому на въезде у нас проверяют документы, но без особой тщательности, пересчитав по головам, сколько пассажиров в машине. Такое впечатление, что американцы ушли только вчера, и собираются вернуться в ближайшее время. Все вокруг сверкает от чистоты и порядка, во всех зданиях по-прежнему присутствуют стекла. Представляете у нас что-нибудь кем-то оставленное… Стекол не будет вместе с рамами, а остальное разберут для жизненно важной необходимости, чтобы лет через двадцать отвезти на очередную свалку, но таков наш менталитет, и не всем удается с ним справляться.

Вот площадка для вертолетов, вот спецполоса, все ждет только подтверждения приказа, чтобы опять ожить.

Наверное какие-то сверхсекретные объекты спрятаны прямо в джунглях, потому что то вправо, то влево отходят дороги с запрещающими знаками на въезд. Зато природа настолько одичала, что прямо на дорогу вышла капибара со своим потомством, и важно никуда не торопясь отправилась дальше. Высоту деревьев определить невозможно, они непонятно где начинаются, и совершенно непонятно где заканчиваются. Так что вполне можно уже представить и настоящую высоту баобабов. Вот уж действительное стремление выжить — лианы обвивают стволы огромных деревьев, пытаясь быть ближе к солнцу. За ними стремятся какие-то еще неизвестные кусты и травы. Все они переплетаются помогая друг другу выжить и одновременно с этим отбирая друг от друга все необходимое. Ну что ж таков закон джунглей — выживает сильнейший.

Еще немного и мы у самого форта, он, наверное, не столь величествен как в ПОРТАБЕЛЛО, но зато сохранился намного лучше и мы сможем пофантазировать в подземных галереях о прошлых исторических баталиях. Форт стоит так, что просматривается вся территория вокруг, не представляю как его могли штурмовать, ведь стены опираются на совершенно отвесные скалы. Сейчас правительство восстанавливает этот памятник истории, возможно, когда-нибудь здесь будут реконструированы военные баталии, а пока можно наслаждаться тишиной и собственными мыслями. Моросящий дождик зовет вернуться в машину, он, конечно, теплый, но в машине все же лучше.

Оказывается, здесь интересен не только форт, но и огромное дерево с гнездами ткачиков. Может, помните, они ткут себе длинные гнезда, опасаясь хищников. Птички размером чуть больше нашего воробья, но гнезда у них около 80 см. Как у птенцов не кружится там голова, ведь гнезда раскачиваются как маятники от малейшего дуновения ветерка, а около воды, его всегда хватает.

Теперь мы движемся в зону Либрэ — это крупнейшая зона свободной торговли, целый город, состоящий из одних магазинов. Улицы золота, часов, галантереи, бытовой техники, игрушек, обуви. Именно целые улицы. Все продается по каталогам или на вес, то есть попросить грамм 400 золота, да еще мелко порезать вполне допустимо. Хорошо, что нам ничего не надо, а то мы провели бы здесь весь день.

Эта зона расположена рядом с городом Колоном, названному в честь Колумба. Город очень бедный, а зона — очень богатая, опять сплошные контрасты. В городе живут только темнокожие,что сразу бросается в глаза. Выбегаем из машины сфотографироваться у памятника Колумбу, тому самому, который открыл более 500 лет назад Америку. Колумб напоминает нашего Суворова, только стоит, обнимая индейца.

Атмосфера какая-то тяжелая, хотя никто не проявляет открытой враждебности, лучше быстрее уехать, а то кто знает, когда они ели последний раз и кого. Тягостное молчание еще какое-то время царит даже внутри машины, но впереди опять Атлантический океан и вторая попытка показать мне кораллы, приходится сосредоточиться на предстоящей пытке. Ура!!! Вода настолько мутная, что ничего не увидим, значит, кислородное голодание не замутит мой разум. Зато попрыгать на волнах такое удовольствие.

Сегодня на обед осьминог, по-испански пульпа. Может сегодня, повар был не в лучшей своей форме, но мне показалось, что отдельные его куски напоминали резиновую подошву, выплюнуть никак, да и проглотить тоже. Надеюсь, мой желудок вынесет.

Гарнир был отменный, я и в Питере люблю все с шафраном, а здесь целая тарелка риса.

День пролетает так быстро, что пора возвращаться в столицу. Быстро переодевшись, отправляемся навестить батюшку. Не удивляйтесь, в Панаме есть домовая церковь, где православные собираются на молебны. Нас встречают батюшка с женой и ребенком, девочка совсем маленькая. Специально для нас церковь открывают, она очень маленькая, но уютная. Все  как положено. Благословение на открытие этой церкви выхлопотали у Алексия II около 200 православных всего на территории Панамы. Этот же батюшка эпизодически проводит службы и в Мексике, где находится  вторая православная церковь на всем Южно-Американском континенте.

Православная церковь в Панаме называется ортодоксальной.

Если помните, совсем недавно мы праздновали трехсотлетие нашего города, весь мир праздновал, оказывается, вместе с нами. В Южной Америке есть авеню Санкт-Петербурга, открытая в честь этого события. К сожалению, потемнело очень быстро, и наша фотография на фоне названия улицы не получилась. Возвращаемся в центр города, чтобы еще раз насладиться этим мерцаньем огней, которое кругом. Но, оказывается, даже в центре есть места мало освещенные – это развалины старой Панамы, несколько чудом уцелевших кирпичных стен, которые на фоне южной ночи смотрятся очень зловеще, напоминая кадры после какой-то ужасной катастрофы. От таких впечатлений надо отдыхать, впереди нас ждет удивительное блюдо.

Купить его можно во многих магазинах, но по мнению Саши и Люды, только в одном маленьком магазинчике продают самую вкусную сивичу из корвины. Сивича – это особый способ маринования рыбы. Очень остро, но очень вкусно. Надо будет попробовать в местных условиях, главное раздобыть лаймы – настоящие зеленые лимоны. С этим умиротворенным состоянием засыпаем.

Глаза открываются в 8.30 по местному времени, неужели сегодня нам дали поспать, значит, во второй половине дня будет очень насыщенная программа. Быстро пьем кофе и отправляемся по магазинам. Хочется немного поглазеть, да и мальчишкам что-нибудь на память необходимо привезти.

В такую рань нормальные магазины еще закрыты, полусонные продавщицы не понимают не по-английски, не по-испански. В общем, это не очень важно, можно изображать глухонемых, главное вовремя достать деньги. Пока приглядываем игрушки, которых просто настоящее изобилие, уже открываются и другие магазины. Главное запомнить, что и где нам понравилось, чтобы потом вернуться обратно. По дороге встречаем много «панамок» с бигудями на голове. Похоже, сегодня вечером у всех романтическое свидание, а распрямить кудри – не такая уж легкая работа. Вот и мучаются бедняги, целый день с бигудями диаметром 6-7 см на голове. Те же, кто не распрямил все окончательно, так идут и в ресторан, несколько таких экземпляров я видела лично.

В магазинах за нами как тени ходят «служки», мы то не знаем, что они должны носить за нами покупки, чтобы мы не утомились, и как белые люди носим все сами.

Несколько супермаркетов и все готово, теперь за доллар возвращаемся на такси. Похоже, что обратно багажа будет гораздо больше.

После легкого обеда вместе с Сашей отправляемся на крокодилью ферму. Что же им еще бедным разводить, как не крокодилов. Ферма занимает площадь более 240 гектаров, похожа на огромный национальный парк, наши бы люди устроили здесь Клондайк, и зарабатывали деньги на каждом туристе, но «предприимчивые» панамцы с трудом собирают одну группу посетителей в неделю. Хорошо, что Саша нам переводит не все, но владелица фермы столь колоритная фигура, что ее жесты и мимика, говорят сами за себя. Такое впечатление, что ее много раз кусали крокодилы, от этого глаза просто выпадают.

Крокодилов на ферме совершенно несчетное количество, похоже особый учет не ведется, плюс минус десяток особей никто не замечает. Ведь во время еды они кусают все что рядом, не важно, что это хвост соседа.

На ферме выработаны специальные технологии, создан инкубатор, где с помощью температуры регулируется пол будущего крокодила. Вылупляются они длиной 6-7 см. В два месяца около 20 см, а в два года уже 80 см. К 15 годам около 5 метров. Потрогать большого крокодила никто не рискует, а вот годовалого можно вполне погладить, особенно, если перед этим его предварительно стукнули головой об бетон и завязали веревочкой пасть.

Крокодил на ощупь очень бархатистый на перепонках. А живот у него очень холодный. Кожа с живота идет на сумки, едят только хвост, все остальное — в отходы, а может, съедают еще живые собратья.

Здесь крокодилы чувствуют себя довольно вольготно, они ленивы настолько, что не реагируют даже на мычащих коров. Специально для нас крокодилов кормят, это напоминает фильмы ужасов, когда вдруг тихая вода начинает бурлить и изо всех щелей выплывают, выползают крокодилы. Кормят их отходами со свинофермы, которая тоже где-то недалеко.

Между бассейнами для крокодилов сделан мини зоосад, в нем туканы, попугаи и другие представители тропической фауны. Покатавшись на тракторе, отправляемся на ланч. В меню вареные бананы, жареные крокодилы, разнообразные салаты. Какой крокодил на вкус? Ничего особенного, по структуре мясо похоже на рыбу, а по вкусу на телятину, главное правильно приготовить. Насытившись, возвращаемся в город. Необходимо купить еще сувениры и получить первые напечатанные кадры. Трудно представить, что испытал оператор, когда печатал кадры с нашей зимней поездки в Польшу.

Фотки все, как одна, отличные. Рассматривать их будем уже после бассейна и напитков, и фруктов. Здесь главное не увлечься, а то останешься без винограда вообще.

Планы на завтра уже определены, нас отправляют в самостоятельное путешествие на архипелаг Табога в Тихом океане.

Вставать приходится опять рано, но может быть, поспим днем. Прибываем на пристань, чтобы лишний раз убедиться в находчивости и предприимчивости братьев славян. Оказывается на архипелаг мы отправимся на катере, который в своей прошлой жизни возил партии геологов по сибирским рекам. Но сейчас он обслуживает местное население, а управляет им Иван Иваныч, белорус, наверное, только так он может прокормить свою семью.

Заслышав русскую речь, он проявляет неслыханное по местным меркам гостеприимство – мы проводим почти весь путь в его рубке. Он так счастлив поговорить с теми, кто совсем недавно с другого края земли, еще пахнет «Русью», может выслушать его жалобы на местный климат и население. Он с большим интересом рассказывает нам о своей работе, о последних приключениях. Это ведь здорово, когда кто-то совсем тебе незнакомый готов поделиться с тобой всеми своими радостями, пережить мелкие неприятности, спросить совета. Как настоящий морской волк, почти как капитан Врунгель, Иван Иваныч рассказывает о встрече с китом, с дельфинами, о пятиметровых волнах и о многом другом. Так совсем незаметно пролетает путь до Табоги.

Еще несколько минут, и мы сами сможем убедиться в «сообразительности» панамцев, их восприимчивости к обучению и желанию понять других.

Пристань у берега смыло одним из штормов, поэтому судно причаливает прямо к песочному пляжу. Самый опытный местный житель заботливо привязывает катер, это все чему он научился за несколько лет. Мы дожидаемся, пока все авоськи и чемоданы выгружены и тоже спускаемся на берег. Остров кажется довольно маленьким, но приветливым, солнце скрыто за облаками и обещает палить не так сильно.

Несколько метров, и мы около ограды отеля. Там мы становимся обладателями браслетов и, как нам кажется, определенным набором благ. Но не тут-то было. Наш английский здесь никто не понимает, язык жестов – тоже. Приходится воспользоваться настоящими крепкими русскими выражениями, которые очевидно понимают везде и всегда. Теперь мы уже можем прогуляться, рассмотреть окрестности, насладиться океаном и прибрежным песочком.

Впервые мы оказываемся один на один с местной флорой и фауной. Великолепные цветочные кусты и тут, и там.

Везде павлины огромного размера и яркой окраски. Они ходят спокойно и величаво, будто позируя для фотографий, рядом с ними облезлые кошки и обыкновенные курицы. Через какое-то время они уже не кажутся чем-то необычным, и мы даже забываем про них на некоторое время, но только на время.

Огромный красно-зеленый ара говорит что-то на местном диалекте, пощелкивая клювом, но нам его речь совсем непонятна, лучше попытаемся еще раз принять солнечные ванны, все-таки скоро отъезд.

Океан чистый, а вот пляж оставляет желать лучшего, блага цивилизации и тут, и там. Лучше воспользоваться бассейном. Выбираем место для лежаков и устраиваемся поудобнее. Намазываемся кремом в надежде не сгореть. Наши беседы о доме прерывает нахальная любопытная ящерица внушительных размеров. Это конечно не варан, но есть на что посмотреть. Уродливое тело, кривые лапы, короткая шея не мешают быстро сбежать от попытки сфотографировать это экзотическое животное. Спрятавшись где-то в отвесной стене, она опять появляется через пару минут и снова проявляет недюжее любопытство, может, она впервые увидала белокожих. Однако жарко, пробуем уменьшить перепад температур за счет согревания внутри, но не помогает. Каждые пять минут приходится окунаться в бассейн.

Около него семья американцев, явно не худых, на их фоне даже Вадим очень стройный, я бы сказала даже худоват, что уж говорить про меня. Они очень добродушны, пытаются пообщаться. Интересно, что люди совершенно разных культур все равно не могут без общения.

Пора уже и пообедать. Впервые нам предстоит самим выбрать блюда на испанском языке, к сожалению, на английском меню отсутствует. Хорошо, что хоть какие-то слова мы уже запомнили, и смогли заказать то, что все-таки будем есть.

Рядом опять большие американки. Неудивительно, что они такие большие, я бы умерла съесть пять сэндвичей в обед, да все это заесть мороженым и выпить литр колы. Нам до них далеко.

Делать абсолютно нечего, доступная территория обойдена. Опять на пляж. Полежали. Покупались. Позагорали… Вдруг около бассейна началось какое-то оживление. Все захватали фотоаппараты, начали что-то снимать. Даже и мы решили посмотреть, что происходит.

А всего-то надвигается тропический ливень. Все затихает. Океан становится почти белым, а небо темнеет на глазах, приобретая все новые и новые оттенки. Где-то далеко уже слышны раскаты грома, мы все еще надеемся, что нас этот ливень не захватит. Но с каждой минутой ветер усиливается, тишина уже кажется зловещей, все застыло в ожидании чего-то чудовищного. Животные пытаются укрыться. Но не всем это удается. Бедные павлины вынуждены идти строго по ветру, слишком сильно парусит хвост, не давая двигаться в сторону укрытия. Птицы пытаются сопротивляться, но стихия все же сильнее. Тучи приближаются очень быстро, мы уже в самом эпицентре. Огромные капли обрушиваются с такой неистовой силой, что не видно ничего на метр вокруг. Все становится серым. Все яркие краски стерты потоками воды. Хорошо, что катер за нами уже подходит.

Конечно, мокнуть не хочется никому, поэтому на пляже начинается небольшая потасовка между теми кто хочет выйти, и теми, кто уже готов войти. Несколько минут размахивания чемоданами, и все на своих местах, даже дождь прекращается на некоторое время. Наверное, чтобы собрать силы и хлынуть с еще большим размахом.

Мы опять поднимаемся в рубку Иван Иваныча, только с капитанского мостика можно оценить весь разгул стихии. Впереди не видно абсолютно ничего, сплошная стена дождя. Хорошо, что катер оборудован спутниковой системой навигации, и остается только следить за приборами. Волны перекатываются через нос, наверное, на нижней палубе вообще все в воде, но мы наблюдаем за всей этим сверху. Через какое-то время ливень слегка уменьшается, можно хоть что-то разглядеть. Огромное количество кораблей ждет на рейде своего прохода через Панамский канал. Рядом с нашим судном начинают свою охоту за рыбами огромные птицы. Они ныряют за добычей, через несколько секунд появляются на поверхности, а потом опять ныряют за другой рыбиной. Пока добираемся до причала, дождь совсем стихает. Воздух насыщен тропическими запахами. Иван Иваныч приглашает нас отведать макрель, но нас уже встречает Саша. Вздохнув, мы садимся в машину, осознав, что опять сгорели.

Сегодняшний вечер опять посвящен походу по магазинам. Теперь мы уже в них неплохо ориентируемся, понимаем, что и где можно купить. Главное не смотреть на себя в зеркала, а то страшно, как будто на прогулку выпустили вареных раков. Краснота увеличивается на глазах, хорошо, что хоть мы не опухли, а то точно нас забрали в какое-нибудь лечебное учреждение. Кстати о медицине, оказывается, в Панаме есть только два вида лекарств: антибиотики и гормональные средства. Только их прописывают местные лекари от всех хворей и напастей, иногда помогает. Тем, кто не верит в такую медицину, предлагают Гербалайф, офис которого находится на центральной улице.

Забрав свои покрасневшие тела из магазинов, отправляемся получить фотографии. Представляю, удивление операторов, которые печатали наши пленки, ведь на них мы в январе в Кракове, а там ведь все было в снегу.

Замученные местным климатом и магазинами, мы с трудом добираемся до дома. Только обильный ужин приносит хоть какое-то облегчение.

Наступил уже восьмой день. Это значит, что очень скоро наше путешествие закончится. Заботливо опять намазав друг друга «кетчупом», отправляемся в очередной поход по магазинам. Теперь нас сопровождает Люда, которая за все это время хорошо ознакомилась с их географией. Обратно возвращаемся на такси, чтобы не подниматься в гору. Несколько раз окунаемся в бассейн, теперь это так уже привычно, что и не кажется чем-то особенным. После обеда едем в Санта-Клару. Сегодня вода очень теплая. Кажется, можно даже и помыться, от этого никакого облегчения от жары не испытываешь. Можно несколько раз окунуться, а температура тела все та же.

Сегодня у нас опять обильный ужин. Блюда были совсем экзотические: бананы с марисками, креветки, завернутые в бекон, клубника с молоком и льдом (PATACONES, KAMARONAS ALDIABLO, ВАТIDО DE FREISA). Мне очень понравилось. Очень необычно, но очень сытно и вкусно. Вадим же мне все время подкладывал марискасы (мидии и т.п.). Все они были уложены в корзиночку, сделанную из жаренного банана. Креветки в зажаренном беконе просто объедение. Надо будет попробовать в домашних условиях. Опять объевшись, отправляемся домой. Доползаем до кровати, что-то еще шепчем друг другу и проваливаемся до 8.30.

После легкого завтрака после такого нелегкого ужина, идем опять в бассейн. Сегодня предстоят уроки плавания. Хорошо, что человек всю жизнь может чему-нибудь учится, ведь никогда не знаешь, когда и что тебе непременно понадобится, а ты только вздохнешь, что не научился этому раньше. Так и я. Терпеливо выслушиваю, что надо делать, пытаюсь даже повторять, но, думаю, уроки должны быть чаще и дольше, тогда в них будет хоть какой-то прок.

Настольный теннис получается гораздо лучше, а рядом – корт для большого тенниса. Кто знает, может когда-нибудь и там придется побегать с ракеткой в руках.

Размечтавшись о чем-то далеком, опять попадаем под дождь, похоже наступает сезон дождей. Приходится возвращаться. Но дождь оказывается очень коротким, и мы решаемся на очередную самостоятельную вылазку по городу.

Весь город опять в манифестациях: ни пройти, ни проехать. С трудом пробираясь сквозь толпы орущих, поющих, кричащих и танцующих, доходим до местного автосервиса. Подъемники прямо на улице, ведь это удобно, когда климат позволяет все делать круглый год в не отапливаемых помещениях.

Решаемся попробовать местные пирожные. Жаль, на вид все казалось лучше. Аппетит испортить не удалось, весь обед целиком помещается. Удалось даже взвесить вместе с сумками наши бренные тела. Точные цифры не важны, главное соблюдать разницу — ровно 32 кг, или два пуда по старому.

Сегодня наша завершающая поездка в SUMMIT GAMBOA.

Это огромный национальный парк, где все те же герои передачи «Клуб путешественников» смотрят тебе преданно в глаза, умоляя хоть что-нибудь дать поесть.

Всех животных там не перечесть, да и парк мы обошли далеко не весь. Удалось покормить и погладить огромных сине-желтых и красно-зеленых ара. Погладить нёке. Угостить печеньем «братьев по разуму». Погода была довольно-таки пасмурной, и посетителей совсем не было. Видно поэтому все звери живо интересовались нашим появлением. Первый раз я увидела гарпий, раздирающих своими огромными клювом и когтями тушку кролика. Оказывается, это очень редкая птица – символ Панамы. Застать ее во время такого пиршества – редкая удача. Отсутствием аппетита гарпии явно не страдали, быстро справляясь с еще недавно бегавшим кроликом. Зрелище насколько величественное, настолько и малоприятное, но в этом суть всей дикой жизни: кто кого и когда. Удалось сфотографироваться с настоящим тапиром. У него очень смешной нос, который собирается, чтобы пролезть сквозь прутья решетки, и становится снова большим, как только эта задача выполнена. Еще немного погуляв, рассмотрев великолепный окрас туканов, добираемся до настоящих бамбуковых джунглей. Вот где сила. Эти растения достигают в высоту 15 метров и имеют шипы длиной 30-40 см. Толщина ствола достигает 10 см в диаметре. Теперь становится понятным, почему Дрейк и его спутники, Бальбоа и другие тратили столько времени и сил, чтобы пробраться сквозь тропические джунгли.

На ужин отправляемся в KFC, теперь и у нас есть такая система фастфудов, но попробовали мы куриные крылышки в сливовом соусе на совершенно другом конце Земли. Опять очень вкусно, сытно. Итог тот же – объелись. Хорошо, что чемоданы и пакеты уже собраны, утром только кофе, и в путь.

Как незаметно пролетело время, сколько нового и необычного удалось нам увидеть и прочувствовать, надеюсь, что хоть что-то из этого  сможете оценить и вы.

Но расставание всегда наступает, чтобы обернуться новой встречей, новыми впечатлениями, осуществлением самых заветных желаний. Вот и нам пора расставаться с гостеприимным домом и его хозяевами, с необычной Панамой и ее культурой, с другим концом нашей планеты, где все совсем не так, но люди также хотят любить и быть счастливыми, как и мы. Наверное, это совсем не зависит от климатических условий, культуры, истории. Ведь сколько веков не существует человечество, оно решает все те же задачи, определяя, где добро и зло, где ненависть, а где любовь, где прогресс, а где – жажда наживы. Пожалуй, этот процесс будет вечным, да и хорошо, что есть к чему стремиться, сравнивать, оценивать, есть возможность стать умнее и мудрее, обрести себя в себе самом, отдать то, что есть у тебя другим.

С этими философскими мыслями мы наблюдали за погрузкой нашего багажа, за работой персонала под проливным дождем, за лицами прилетающих и отправлявшимися в путешествие, за той жизнью, которая оказалась нам столь близкой и желанной. Теперь мы уже смело мечтаем о новых поездках, понимая, что это зависит только от нашего желания.

Вот и все. Прощальные объятия и поцелуи. Скоро увидимся в Рощино, а теперь самолет уносит нас на Кубу, где у нас будет целый день и одна ночь до возвращения домой уже окончательно.

Три часа пролетают совсем незаметно, снова чилийские вина, вкусные закуски, отличный кофе, и мы уже спускаемся в облаках на остров Свободы.

Хорошо, что нас опять встречают, и мы довольно быстро решаем вопросы паспортных формальностей. Таможня дает добро, и мы уже твердо стоим на кубинской земле. Аэропорт расположен в 20 км от города. Кругом огромные неухоженные участки земли, изредка попадаются оазисы с пальмами. Где-то вдалеке видны небольшие сельские постройки, а может и города. Очень быстро оказываемся на широких улицах с бульварами. Все аллеи в деревьях, создающих приятную тень. Похоже, что здесь не так уж и жарко. Климат намного мягче.

На улицах почти никого нет, транспорта тоже. Дожить до пробок на дорогах им удастся еще не скоро. Зато экология, никакой загазованности и пыли. Выясняем, что машин нет вообще по причине всеобщей нищеты и особого распоряжения Фиделя Кастро, разрешающего иметь только одну машину раз в жизни на одну семью. Так что если машина разбилась, сгнила или родились дети и внуки, все равно все должны пользоваться одной только машиной. То есть, кабы чего не вышло. Поэтому и везли наши соседи по самолету запчасти для вазовских автомобилей, это – единственная возможность не лишиться средства передвижения, а возможно и дохода.

Быстро подъезжаем к гостиничному комплексу, который располагается на территории знаменитого на весь мир яхт-клуба Марина Хэмингуэй. Название говорит само за себя. Въезд строго через шлагбаум. Здесь ждут только иностранцев. Наше происхождение не вызывает никаких сомнений. Быстро заселяемся в гостиницу, по дороге выясняя, что можно жить и работать на Кубе, совершенно не зная испанского. Более половины местного населения обучались в советских вузах и хорошо владеют русским. Да и не для всякой работы нужен испанский, вполне достаточно беглого английского. Вежливый портье показывает нам номер, удобства, помогает внести вещи. Щедрые чаевые 1 доллар вызывают на его лице неописуемый восторг. Еще бы ведь зарплата на Кубе всего 10 долларов в месяц, а тут такая удача.

Пока мы ехали в гостиницу, уже проехали основные достопримечательности. Правда, я их совсем не заметила, может, усталость после полета, или обширные тени от деревьев. В общем, с трудом уговариваю себя посмотреть их более подробно еще раз.

Нас довозят до самого центра, предлагая самим вернуться обратно на такси.

Приходится согласиться, ведь на Кубе мы тоже первый и последний раз. Надо сделать хоть пару кадров для истории.

Гавана всегда представлялась мне городом песен, танцев, обилием ярких красок, улыбок, в общем, свободы. Но я глубоко заблуждалась.

Сейчас это город нищеты, руин, развалин, все того, что никак не укладывается в голове, и не соответствует литературным образам. Кажется, что на каждом здании можно повесить табличку «осторожно могут падать стены, балконы и т.п». Потому что действительно все в плачевном состоянии. В самом центре города напротив Капитолия разваливающиеся дома с покосившимися стенами, балконы подперты деревянными балками уже несколько лет, но люди продолжают так жить, видно по-другому здесь нельзя.

Площадь заставлена шестидверными «копейками», видно собранными из двух или трех полуживых автомобилей.

Но люди так живут, им нравятся, в их лицах совсем нет злости или озабоченности, они радуются; дети играют в бейсбол, влюбленные прогуливаются, как будто вокруг них райские сады, ничего не замечая. Может эта политическая система научила их абстрагироваться от того что снаружи, делать все как решил Фидель, жить по его принципам и законам, не давая волю себе и своим чувствам. Сразу вспомнились попытки в нашем государстве построить коммунизм, хорошо, что не достроили, и я могу говорить то, что думаю, даже если это кому-то не нравится.

Бульвар Прада, как и раньше, богемное место для художников. Они выставляют свои работы, в надежде заработать, показать свой внутренний мир, может что-то прокричать, чтобы сделать хоть какие-то попытки изменить мир вокруг.

Бульвар упирается в набережную Малекон, здесь такой простор, что грустные мысли сами собой улетучиваются. Ты, действительно ощущаешь свободу мыслей, желаний. Да разве и не будет с тобой такого, когда рядом любимый человек, тебя саму распирает от чувств и продолжающихся медовых месяцев.

Любопытные кубинцы пытаются познакомиться, но мы не склонны к каким-то беседам. Все-таки до гостиницы довольно далеко, да и с местными порядками мы не очень то знакомы.

Для нас многое непонятно. В транзитном зале аэропорта все можно купить только за настоящие американские доллары. За пределами аэропорта для иностранцев – одни деньги, для кубинцев – другие. В общем-то нам все равно, но жизнь от этого не улучшается. А недавно доллары настоящие вообще запретили, не думаю, что от этого жизнь станет лучше или свободнее. О какой свободе можно говорить, когда единственный способ заработать деньги – отправить на панель своего несовершеннолетнего ребенка, только так теперь развлекаются богатые. Ну а спрос всегда рождает предложение.

Пройдя несколько километров, восхищаемся насколько вода чистая, кубинцы купаются прямо вдоль набережной, дети резвятся и балуются, ведь они дети везде, им совсем не до политических и экономических проблем.

Чувствуя усталость, решили воспользоваться услугами такси. Несколько попыток сторговаться увенчались успехом, мы садимся в «кокос». Но после первых же метров пути у меня возникает желание выйти, как-то все неустойчиво и ненадежно. Вцепившись в колени Вадима, пытаюсь делать спокойное лицо, но не выходит. Верю, что гостиницы мы доберемся без потерь.

Расплатившись, поднимаемся в номер. Там так прохладно, что особо никуда и идти не хочется. Доедаем наш сухой паек, запивая соком, все-таки, надо выкупаться, ведь так заманчиво выглядит подсвеченный бассейн. А после него просыпается и аппетит. Кажется, так нереальна жизнь здесь, когда кругом нищета. Кубинцы могут посмотреть на все это изобилие с другой стороны небольшого канала, в который заходят яхты миллионеров и миллиардеров. Под нашими окнами стоит одна из таких красавиц.

Она так заманчиво блестит и переливается в отражении сотен фонарей, на ней прибыла отдохнуть пожилая пара с большим количеством маленьких собачек, которые постоянно лают, напоминая своим хозяевам о себе. Вытянув ножки на балконе, наблюдаем первый кубинский закат. Сколько вечности в этом привычном движении солнца, сколько событий происходит за эти короткие мгновения, сколько рождается нового, сколько умирает с

уходящими солнечными лучами, чтобы возродиться опять с первой утренней зарей.

Умиротворенные засыпаем, завтра рано наш самолет. Раз нас ни о чем не предупредили, значит, рейс отправится вовремя.

Просыпаемся очень рано, надо успеть на шведский стол, а то потом будет завтрак только в самолете. Утро кажется таким прохладным после Панамы, что вспоминаешь наши летние утренники.

Шведский стол приходится немного обождать, он еще не совсем готов, но глаза все равно разбегаются от изобилия, прямо пир во время чумы. Удивительно, что для нас есть все, а для коренного населения – ничего. Но рассуждать не приходится. Быстро пробуем все, что попадается на глаза, и в путь.

Жадно впитываешь глазами эти картины. Кубинцы, спешащие на работу и в школу, все одинаково одетые. Вот они строители коммунизма на острове Свободы, когда они поймут, что ничего не построили, что отстали от всего мира на столетия, но это придет к ним гораздо позже.

Продолжаем удивляться местным порядкам. Люди голосуют посредине проезжей части, и любой водитель должен подсадить к себе в машину желающих ехать, даже если ему – в другую сторону. На перекрестках люди в штатском фиксируют, сколько людей село в машину, а кто проехал мимо.

Еще несколько минут, и мы в аэропорту.

Но оказывается, что наш рейс задержится на три часа, так что до вылета еще 5 часов и уйма свободного времени, куда его только девать. Хорошо, что пройти в транзитный зал удается хотя бы через час, там хоть есть где расположиться и выпить кофе.

Но до транзитного зала нас ждет проверка багажа, оплата пошлины и паспортный контроль. Наверное, наши лица внушали доверие, и мы, единственные из всего потока, прошли без досмотра и выворачивания всех вещей наружу.

Заплатив положенные 25 $ на каждого, мы можем переместиться в транзитный зал и с нетерпением ждать наш самолет. Часы тянутся, но одновременно и бегу, как и все хорошее, что проходит, чтобы вернуться к нам в фотографиях, восторженных рассказах, теплых чувствах.

Еще немного и мы полетим обратно, на другую сторону планеты, где все – совсем по-другому, но все же, какое это имеет значение, когда ты счастлив. Не столь уж важно, как висит луна, какой высоты растения, сколько градусов в крокодильем инкубаторе, – все эти вопросы перестают быть важными, когда ты остаешься один на один с самим собой, со своими мыслями, со своей совестью. Главное: найти себя и того, кому ты нужен весь, без оглядки на достоинства и недостатки, кто просыпается с тобой утром со счастливыми глазами, кто приходит после работы не делить  усталость от сегодняшнего дня, а дать тебе силы, чтобы прожить день завтрашний. И совсем не важно, каким он будет, этот день – теплым или холодным, пасмурным или солнечным – главное, чтобы он был.

 

 

Июнь, 2004.

 

 

Добавить комментарий